+7 (916) 141-71-30 (круглосуточно)
Выбирая адвоката помните: «Тот, кто не хочет платить за качество и компетентность, потом расплачивается за некомпетентность!»

Как противостоять проведению «беседы»?



Коротко об адвокате



  • Окончил юридический институт МВД РФ
  • Опыт юридической практики более 15 лет
  • Является членом Адвокатской палаты г. Москвы
  • Осуществляет адвокатскую деятельность по всей России
  • Отвечает на звонки клиентов круглосуточно
  • Работает в выходные и праздничные дни.


К подготовке настоящей статьи авторов подтолкнула проблема, которая уже давно является достаточно актуальной для адвокатов, практикующих по уголовным делам.

Проблема касается все более участившихся случаев проведения оперативными сотрудниками так называемых бесед с подзащитными адвокатов.

Причина проведения беседы

В соответствии со ст. 48 Конституции РФ «каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно. Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления, имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержаниязаключения под стражу или предъявления обвинения«.

Предположим, что гражданин А. подозревается (обвиняется) в совершении какого-то преступления, однако каких-либо веских доказательств вины у следователя нет. В этом случае дальнейший ход следствия будет существенным образом зависеть от показаний подозреваемого (обвиняемого) А.

С целью обеспечения себе права на квалифицированную защиту А. обращается за помощью к необходимому ему адвокату, либо адвокат будет назначен самими следователем.

В ст. 50 УПК РФ указывается, что следователь (дознаватель) принимает меры к назначению защитника, однако сам порядок назначения защитника действующим уголовно-процессуальным законодательством не предусмотрен и не регламентирован. В ст. 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» к числу полномочий Совета палаты субъекта РФ отнесено определение порядка оказания юридической помощи адвокатами по назначению органами дознания, предварительного следствия, прокурора или суда и контроля за его исполнением. Однако указанная норма никак не ограничивает возможности следователя «назначить» защитника по своему усмотрению. Действующее в настоящее время законодательство об адвокатуре и уголовно-процессуальное законодательство не в полной мере решают проблему контроля участия адвокатов в осуществлении защиты по назначению. Во многих случаях участие защитника на предварительном следствии никем не контролируется и происходит напрямую по вызову следователя в нарушение действующего порядка оказания юридической помощи и графика дежурств, что не влечет, однако, для следователя каких-либо отрицательных последствий.


СХЕМА РАБОТЫ


Вы оставляете заявку по телефону или через сайт

Мы проводим встречу, на которой изучаем Вышу ситуацию и определяем размер оплаты

Мы заключаем договор, вы вносите оплату за услуги

Мы сразу же начинаем работу по Вашему вопросу

В таких условиях создается почва для «прикрепления» к следователям конкретных адвокатов, деятельность которых выражается не столько в стремлении оказать грамотную и профессиональную юридическую помощь, сколько в пассивной защите, направленной на «закрепление» признательных показаний подозреваемого (обвиняемого), либо возможностью «решать любые вопросы со следователем» за счет клиента.

В случае же осуществления защиты А. добросовестным защитником следователю не удается добиться нужных ему для расследования дела показаний А., и в этом случае сторона следствия прибегает к четко отработанному методу. Обрисуем его общую схему, неоднократно имевшую место в нашей (да и, наверное, у других адвокатов) практике. Следует, конечно, уточнить, что нижепредложенная схема может видоизменяться. Однако общий принцип неизменен.

Процесс проведения «беседы»

Итак, подозреваемый (обвиняемый А.) находится на допросе у следователя. При допросе присутствует приглашенный им адвокат В. С первых ответов показания А. никак не устраивают следователя, ломая общую картину версии стороны обвинения. Через некоторое время в кабинет следователя заходят оперативные сотрудники и в присутствии адвоката в добровольно-принудительной форме выводят подозреваемого (обвиняемого) А. в неизвестном направлении якобы для проведения беседы и исчезают в неизвестном направлении. Подозреваемый (обвиняемый) в данный момент лицо бесправное и не должно делать лишних движений, иначе он только поможет следователю. Он может только устно возражать.

Когда же через некоторое время подозреваемый (обвиняемый) возвращается после «добровольно проведенной» беседы, он начинает давать иные показания либо не дает их вовсе (отметим, что подобное не относится ко всем подзащитным). Вдобавок к этому через некоторое время в материалах дела «всплывает» объяснение А., данное им «добровольно» в ходе пресловутой беседы.

Действия адвоката в этот момент. Физически он не может противостоять действиям оперативных сотрудников, да и не должен (а то и в отношении адвоката будут предприняты меры по «пресечению его противоправных действий» с последующим составлением протокола об административном правонарушении и направлением от имени следователя представления в Совет адвокатской палаты о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности). Адвокат может обратиться к следователю с заявлением о необходимости пресечения действий оперативных сотрудников. Ответа на это обращение либо попросту нет, либо следователь заявляет, что оперативные сотрудники ему не подчиняются, что он не знает, о чем они собираются беседовать с подзащитным, и т.д.

Адвокат может обратиться с жалобой к прокурору, но пока ее рассмотрят и проведут соответствующую проверку с получением соответствующего результата, следствие по делу уже может завершиться. Единственное, что, на наш взгляд, может сделать адвокат, это попытаться зафиксировать подобные действия, скажем, с помощью скрытно произведенной аудио- или даже видеозаписи. Но к этому нужно готовиться заблаговременно.

В дальнейшем, при реализации процедуры обжалования действий оперативных сотрудников, они просто пожимают плечами и говорят, что А. решил побеседовать добровольно, «начало беседы» происходило не в кабинете следователя, а в ином месте, и его никто не принуждал, и если у адвоката нет доказательств, подкрепляющих его позиции, результат ясен изначально. Он проявляется и в отклонении жалобы, и в изменении показаний подозреваемого (обвиняемого).

С другой стороны, по мнению же самих следователей и оперативников, такие беседы дают важную оперативную информацию, которая может быть использована в самых различных целях, представляют им определенное тактическое и психологическое преимущество.

С нашей точки зрения, подобное положение дел иначе как ущемлением прав человека на получение квалифицированной и своевременной юридической помощи, на личную неприкосновенность, на осуществление предварительного расследования строго в рамках закона и многих других расценить нельзя, но таковы уголовно-процессуальные реалии в РФ.

В конце статьи хотелось бы привести в качестве примера типичный случай, который совсем недавно имел место в одном из РОВД г. Воронежа.

Случай в РОВД Воронежа

В пять часов утра лицо было задержано по подозрению в совершении преступления (угон) и доставлено в РОВД. Задержание, естественно, никакими документами не оформлялось. Целый день с ним «беседовали» оперативные сотрудники, пытаясь добиться нужных им показаний. По просьбе родственников задержанного был приглашен адвокат. В шесть часов вечера в присутствии адвоката это лицо было допрошено в качестве подозреваемого следователем, после чего ему была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде. Кстати, на вопрос адвоката, на каком основании, предусмотренном законом, человек целый день содержался в РОВД, следователь ответил, что ему это неизвестно. В конце допроса в кабинет следователя зашел оперативный сотрудник, прочитал протокол допроса. Следователь сообщил подозреваемому и его адвокату, что допрошенный свободен и может идти домой. Однако в коридоре к ним подошел оперативник и заявил, что показания, данные на допросе, его не устраивают, поэтому он оставляет подозреваемого для беседы в РОВД до утра. Причем на заявление адвоката о незаконности этих действий оперативный сотрудник сказал, что он имеет полное право беседовать с подозреваемым сколько нужно и где нужно.

В итоге подозреваемого отпустили домой около двенадцати часов ночи, после того как адвокат дал понять, что ему придется обратиться в прокуратуру с жалобой на действия сотрудников РОВД и что он все равно не уйдет из РОВД без своего клиента, сколько бы с ним не беседовали.

На следующий день адвокат со своим подзащитным и его отцом к десяти часам утра явились в РОВД на очную ставку с потерпевшим. Перед этим оперативник в присутствии отца и адвоката заявил, что показания подозреваемого его не устраивают. Если он на очной ставке будет настаивать на своих показаниях, то оперативник сделает все, чтобы его задержали и заключили под стражу.

На очной ставке подзащитный опять настаивал на своих показаниях. После проведения очной ставки следователь пояснил, что в ближайшее время предъявлять обвинение не планирует и следственных действий проводить также не будет. Поэтому опять отпустил подозреваемого домой. Адвокат сообщил следователю о том, что оперативные сотрудники незаконно задерживают подзащитного после следственных действий для проведения «бесед». На это следователь ответил, что никаких указаний оперативникам он не давал, что они ему не подчиняются и вообще он не имеет к этому отношения. В конце беседы следователь заявил, что не может провожать каждого подозреваемого от кабинета до ворот РОВД.

В этот раз подозреваемому покинуть территорию РОВД после следственного действия также не удалось. Пока адвокат разговаривал со следователем, оперативный сотрудник увел клиента к себе в кабинет для беседы. При этом во время беседы на человека опять оказывалось давление с целью получения от него нужных показаний. Дополним, что со слов подзащитного и его отца, который неожиданно заглянул в кабинет оперативника, тот уже от угроз перешел к делу, нанеся несколько ударов задержанному по голове.

После этого оперативные сотрудники на автомобиле вывезли подозреваемого с территории РОВД и до вечера ездили с ним по городу, проводя беседы с его знакомыми, которые полностью подтвердили показания подозреваемого. Все это время адвокат на своем автомобиле следовал за машиной сотрудников милиции (как в детективном сериале). В РОВД вернулись только вечером, задержав заодно двух друзей подозреваемого (на всякий случай). В РОВД с ними опять несколько часов проводились «беседы». Только поздно вечером, поняв, что показания подозреваемого подтверждают и другие свидетели, что им не удается вынудить его оговорить себя, после настоятельных требований адвоката выпустить подзащитного из РОВД тот был отпущен домой.

И хорошо, что задержанный оказался физически и психологически крепким человеком, сумел настоять на своих показаниях, не оговорил себя. На данный момент обвинение ему так и не предъявлено, никаких веских доказательств его причастности к совершенному преступлению так и не нашлось.

Указанный случай не является исключительным, это происходит сплошь и рядом.

Воронов А.А., адвокат Воронежской областной коллегии адвокатов.

Пасмарнов А.А., адвокат Воронежской областной коллегии адвокатов.

Обращайтесь к профессионалам.

ПРЕИМУЩЕСТВА



Контакты со следственными, судебными органами


Оперативное решение вопросов


Стремление к достижению идеального результата


Использование эффективных методов и методик


Стаж работы в органах МВД

Остались вопросы? Хотите записаться на прием?
Aдвокат проводит бесплатные консультации!

+7 (916) 141-71-30
Выбирая адвоката помните: «Тот, кто не хочет платить за качество и компетентность, потом расплачивается за некомпетентность!»